Денис Кириенко (dkirienko) wrote,
Денис Кириенко
dkirienko

Categories:

Есть ли выборы за МКАД?

Или один день работы членом УИК с правом совещательного голоса

Говорят, что выборы в Москве прошли куда более честно и организованно, чем в декабре. Наблюдателей не выгоняли, бюллетени сами члены УИК не вбрасывали, если и были “карусели” - то, как правило, без привлечения членов УИК к ним. Были всякие "временные" участки, где голоса фальсифицировались тысячами, но делалось это по возможности скрытно, без открытого наглого произвола. Цель - понятна, снизить градус протестных настроений в Москве, иначе на улицы бы вышли уже сотни тысяч горожан.

Увы, за МКАД относительная законность заканчивается и начинается беспредел.

В декабре я был наблюдателем на выборах в г. Железнодорожном и был удален с участка по ходу подсчета голосов за то, что требовал проводить процедуру в соответствии с законом. Формальное основание было “за видеосъемку”, которая, на самом деле, не запрещена, поэтому впоследствии при рассмотрении моих жалоб, должностным лицам избирательных комиссий пришлось включить фантазию и придумать много разного бреда, например, что я фотографировал списки избирателей.

На этот раз я пошел на выборы на другой участок, №545, в самом центре города (ул. Пролетарская, дом 8), в нескольких десятках метров от ТИК. На этом участке в декабре “Единая Россия” набрала 70% голосов, поэтому я надеялся обнаружить на участке множество нарушений, если не фальсификаций.

Я заручился направлением от кандидата в Президенты Михаила Прохорова членом участковой избирательной комиссии с правом совещательного голоса. Специально брал направление члена комиссии с ПСГ, чтобы иметь большие права, нежели обычный наблюдатель, хотя в декабре на тренинге в “Яблоке” предупреждали, что первыми стараются удалить с участка именно ПСГ. В отличии от наблюдателя, ПСГ обладает равными правами с членами комиссии, с правом решающего голоса, за исключением выдачи бюллетеней, подсчета голосов и принятия решений (пункт 22 статьи 29 67-ФЗ), также он имеет право знакомиться со всеми документами комиссии и получать копии всех документов (пункт 23 статьи 29 67-ФЗ). Также пункт 12 статьи 64 67-ФЗ  не предусматривает возможности удаления члена УИК с ПСГ, а только отстранения его от работы. Но этой УИК на законы наплевать.

Перед уходом на участок поставил на запись все видеокамеры с нашего участка, и в результате видеозаписи всего дня с участка у меня есть - правда, неофициальные. Для получения официальных записей существует непростая процедура, но, думаю, я буду добиваться получения официальных записей.

Прихожу на участок в 7:30. Очень странно, но полиция на входе не требует паспорта и направления, требует только предъявления... бэджика. Причем большинство наблюдателей бэджи не носили в течение всего дня.

Представляюсь, отдаю документы. Прошу выписать удостоверение члена УИК с ПСГ. Размещаюсь на стульях, которые отвели наблюдателям. Планировка участка, как оказалось, весьма неудачна - длинный холл, в начале которого сидят наблюдатели, справа от них - столы комиссии, слева - кабинки и две урны для голосования. При этом, как выяснилось, дальняя урна вообще не видна ни на одной из камер видеонаблюдения (я этого не заметил сначала, потом мне об этом сообщили друзья, смотревшие за участком), а когда у столов комиссий скапливалась очередь людей, получающих бюллетени, то они совсем закрывали эту урну от глаз наблюдателей. Так что вбросить в эту урну можно было что угодно.

Наблюдателей и членов УИК с ПСГ было около 10 человек, из них трое - активных, пришедших через проект “Гражданин наблюдатель” (кроме меня еще были два Максима - один шел с направлением наблюдателя от КПРФ, другой - от Прохорова). Остальные наблюдатели (было непонятно, какие партии они представляли, т.к. бэджи они не надели) занимались, в основном, тем, что поддерживали все действия председателя УИК, подписывали все акты, свидетельствующие против нас, активных наблюдателей). Некоторые из них, правда, пытались считать явку и докладывать в штаб, но в целом было понятно, что никому, кроме нас троих на участке, честные выборы не были нужны.

Первое нарушение произошло еще до 8 часов, председатель предложила опечатать урны до прихода избирателей. Формально - нарушение, но мы не стали возражать. Действительно, уже к открытию участка пришло около десятка избирателей. Мелкий казус - одна пластмассовая переносная урна никак не хотела закрываться и в результате осталась незакрытой и неопечатанной, но и для голосования ее не использовали.

После открытия участка подхожу к председателю УИК и говорю, что хочу ознакомиться со списками избирателей. После некоторого сопротивления мне пролистывают очень быстро первую книгу. Ничего не успеваю разглядеть, требую листать помедленнее (хотя имею право брать книгу в руки - но мне не дают, говорят - “важный документ, мы вам не доверяем”), но для фиксации нарушения этого и не нужно - шнуровка книги не скреплена печатью и подписью председателя. Просто все связано ниточками. Обращаю внимание председателя на то, что книга не сброшюрована надлежащим образом. Мне говорят, что книга - сброшюрована. Я говорю, что должны быть печати и подписи. Мне говорят - что нет. Я поворачиваюсь к камере и начинаю громко в камеру говорить о нарушении на участке. Председатель приглашает всех наблюдателей осмотреть книги и подтвердить, что они сброшюрованы. Наблюдатели осматривают книги и на камеру подтверждают, что книги сброшюрованы.

Сажусь на место, достаю закон, начинаю листать. Нахожу требование в законе о том, что сброшюрованные книги должны быть заверены печатью и подписью председателя УИК. Иду к председателю, показываю закон. Понимая, что общаться с председателем устно, похоже, бесполезно, сажусь, пишу жалобу. Когда жалоба была почти готова, подходит председатель, благодарит за правильное замечание, после чего опечатывает шнуровку на всех книгах (по закону это должно быть сделано за день до голосования). Но ознакомиться с книгами нам после этого не дают - говорят, что “вы уже со всем ознакомились”. Да это и бессмысленно - проголосовало уже достаточно много избирателей. Но хотя бы первая победа одержана.

Сажусь на место - пишу заявление председателю с просьбой выдать удостоверение члена УИК с правом совещательного голоса. Отдаю председателю. Работает - через несколько десятков минут приносят удостоверение. Однако, дальнейшая подача жалоб всякий раз вызывала огромные трения. Выглядело это так - я иду с жалобой к председателю - ее стол находится в противоположном конце, рядом с “проблемной урной”. Говорю - “Примите, пожалуйста, жалобу”. У меня берут два листа. Говорю - подпишитесь в приеме. Председатель отвечает - “Сядьте на свое место, я подпишу и вам принесу”. Я говорю - “Подпишите прямо сейчас”. Председатель - “Я должна ознакомиться с жалобой, ознакомлюсь и подпишусь”. Я говорю: “Тогда я буду стоять рядом с вами, пока не подпишитесь”. Председатель - “Сядьте на свое место, вы должны находиться в отведенном вам месте”. Я говорю - “Я, как член УИК, имею те же права, что и вы, поэтому если вы здесь стоите, то я имею право стоять рядом с вами”. Тут, обычно, прибегает ЧОПовец-охранник или капитан полиции и начинают мне рассказывать, что я должен отсюда уйти. Аргументация их, конечно же, никакой критики не выдерживает - “Вы должны выполнять указания председателя”, “Тут лежат личные вещи председателя - а вдруг они пропадут?” или “Там хранятся секретные документы” - ага, они-то не знают, что я со всеми документами могу знакомиться. В результате этот цирк продолжается, пока я не получу подписанную копию жалобы. Цирк сопровождается словами “Вы мешаете нам работать”, “Вы мешаете проведению выборов”, “Вы хотите сорвать выборы” и т.д. В цирке участвуют и все левые наблюдатели, хором говорящие, что “Нам тут весь день сидеть, а вы мешаете”, “У нас тут уже давление поднялось” и т.д.

Через некоторое время удается сформулировать основные претензии к комиссии:
1. Наблюдателям не дали возможности ознакомиться с книгами избирателей.
2. Наблюдателям запрещают передвигаться по участку.
3. Вторая урна не видна наблюдателям, когда образовывается очередь на получение бюллетеней, при этом она не просматривается на камеру.

Пункты 1-2 особенно неправомерны в отношении члена комиссии с ПСГ. Например, члены комиссии с правом решающего голоса почти постоянно находились в 1-2 метрах от урн, если же я просто проходил через зал, то начинался цирк про “Сядьте на свое место, вы мешаете нам работать”.
Через некоторое время против меня устраивается провокация. Проходящая бабушка делает мне замечание, что я “оскорбляю ее своим видом” - сижу, положив ногу на ногу. Бабушка кричит - “Кто этот хам! Дайте я напишу на него жалобу!” - бабушку уводят писать жалобу. Когда я это рассказывал другим наблюдателям, мне сказали, что факты удаления наблюдателя за то, что сидел “нога на ногу” были и раньше и даже рассказывались на тренингах.

Мы тем временем сидим и пишем жалобы. Суммарно я написал жалобы на то, что мне не дают знакомиться с документами - в частности, со списками избирателей. Ответ УИК гласит, что мне было предложено беспрепятственно ознакомиться со списками избирателей по первому моему требованию. Когда я с этой жалобой в руках подошел к первому произвольному члену комиссии и попросил показать список избирателей, начался стандартный цирк - “Вы мешаете работать, займите свое место”. Списки нам так и не показали, разумеется.

Вторая жалоба - требование на свободное перемещение по помещению УИК. Ответ комиссии - “поскольку я нарушал тайну голосования, что подтверждается актом членами УИК”, в исполнении требования, изложенного в жалобе - отказать. Полный бред, разумеется, ФЗ не предусматривает такой нормы, как “ограничить право перемещения по участку”. Нарушал тайну голосования - на это есть статьи административного кодекса.

Еще одну жалобу подавали наблюдатели, о том, что им не видна дальняя урна. Подписал, результатов не знаю. Также направляю письменное заявление дать возможность ознакомиться с пультом видеонаблюдения, чтобы посмотреть, что видно на веб-камерах. Ответа не получил.

Обстановка накаляется. Председатель ходит между членами комиссии, подписывает акты (мне не показывают, разумеется, а обязаны!). Становится понятно, что меня собираются удалять. Через некоторое время председатель подходит и зачитывает текст решения о моем отстранении от работы и удалении с участка, требует покинуть участок. Я требую копию решения - там есть слова об “удалении”, а это - нарушение ФЗ, уже предполагаю ехать в суд. Решения не дают, приглашают полицию. Начинаю базарить с полицией - требую капитана представиться (отказ), требую копию решения (отказ, говорят, что вам же зачитали решение), говорю, что собираюсь обжаловать решение в суде, мне нужен документ (без ответа). Те ответы, которые были мною получены на жалобы, зачастую, очень плохо составлены: меня постоянно называют “наблюдателем”, в одном ответе неверно указаны инициалы председателя УИК.

Пока удается отбиться, уж не знаю, насколько. Но понятно, что долго не продержусь, звоню в ГУВД в дежурную часть, сообщаю, что ожидаю против себя неправомерных действий со стороны полиции.

Довольно скоро приезжает оперативная группа полиции в лице... начальника городского ГУВД. Пообщались, нормально так, сошлись на том, что общая цель - законность всего происходящего и что все должно быть выполнено по закону. Излагаю свою просьбу к сотрудникам полиции - не выставлять меня с участка, пока мне не будет выдано письменное решение, также предупреждаю, что меня с участка выставлять нельзя вообще. После отъезда начальника ГУВД обстановка немного успокоилась. Пытаться жестко удалять меня перестали, но трения с комиссий, перетекающие в трения с ЧОПовцем и полицией продолжались.

На очередное трение явился еще один полковник из ГУВД, пониже должностью. Этот меньше говорил про законность, грозился, что меня отвезут сейчас к мировому судье и посадят за хулиганство, говорил, что рапорта сотрудника будет достаточно, чтобы меня вывести (это, конечно, так, но что-то сотрудники ГУВД не спешили составлять на меня рапорты). В общем, всяческим образом намекал на проблемы, если я буду "плохо" себя вести.

Звоню на горячую линию “Гражданина наблюдателя”, мне советуют писать жалобы в ТИК. Ну, думаю, почему бы и нет - все равно наблюдать за выборами на участке невозможно, вбросить могут что угодно, а документировать нужно по возможности как можно больше. Сажусь, пишу три жалобы в ТИК (не дали ознакомиться со списком избирателей, ограничивают перемещение по участку, не видна дальняя урна). Около 13:00 отношу жалобы в ТИК, в жалобах написано - “Требую рассмотреть жалобы немедленно в моем присутствии” (это - норма 67-ФЗ). Мне говорят - “Вас пригласят на заседание, ждите”. Ждать предполагается в холле первого этажа управы города, где находится ТИК. Там есть один стул, два стола и внутренний телефон. Дальше не пускают, общаться с ТИК можно только по телефону или спросить подойти и принять жалобу или, наоборот, принести ответ. Спрашиваю - почему не рассматривают жалобу немедленно? Нет кворума, говорят, все сотрудники ТИК в разъездах. Спрашиваю - когда будет заседание - говорят “Не знаем, ждите, вас пригласят”.

Плюю на ТИК, возвращаюсь на участок. Ну пригласят, так пригласят, дойду, тут недалеко. На одна избирательница обратилась к нам с вопросом - как проголосовать мужу, который с инсультом, вот его паспорт? Отвечаем, что проголосовать можно только за себя, а выездное голосование можно было заказать только до 14:00. Сразу же на нас набрасываются члены УИК со словами - “Наблюдатели общаются с избирателями! Это агитация!” - составляется акт. Естественно, другим наблюдателям с избирателями общаться дозволено.

На участке председатель объявляет, что планируется выездное голосование через полчаса. Требую показать реестр лиц, включенных в списки для выездного голосования. Реестра лиц так и не дождался. Тот самый капитан полиции (отказавшийся представиться) предложил мне собрать вещи и покинут участок, когда я начал требовать решения о моем удалении, они вместе с ЧОПовцев вытолкали меня с участка (в одном костюме, без вещей и одежды). На видео в районе 14:40-14:50 это хорошо видно - как я требую решения комиссии и требую представиться сотрудников полиции, после чего меня выталкивают с участка.

Оказавшись на улице, звоню на горячие линии “Гражданина наблюдателя” и общественной палаты. Претензии - удаление с участка члена с ПСГ (не предусмотрено законом), невыдача решения об удалении (а было ли оно?), применение силы сотрудником полиции, который отказался представиться. Через некоторое время приезжает мобильная группа - несколько человек на машине с юристом, с чистыми бланками направления наблюдателями. Молодцы - ездят по городу весь день, помогают наблюдателям, делают ротацию (выгнали наблюдателя с одного участка - отвезли его на другой, откуда до этого кого-то удалили). Рассказываю свою историю, слушаю чужие истории - оказывается, беспредел творится почти везде по городу, случаи выдворения наблюдателей с участка полицией без выдачи решений - неединичные.
Даю интервью на камеру (ну, вернее, на смартфон), тут подъезжает съемочная группа городского телеканала “Электрон” с двумя большими камерами, даю им интервью. Но в то, что интервью покажут - верится слабо.

Обсуждаем дальнейшие действия, у меня спрашивают - чего я предполагаю делать. Говорю, что хочу попробовать побороться законными методами - жалоба в ТИК (надежды на ТИК нет, но надо через это формально пройти), жалоба в прокуратуру, если удастся получить решение об удалении - то жалоба в суд (без решения УИК в суде делать нечего, ибо оспаривать нечего). Захожу в ТИК (около 16:00 - три часа после подачи жалобы), спрашиваю, когда будет рассматриваться моя жалоба. “Ждите, говорят, вас пригласят”... “Ну тогда я пошел на вас в прокуратуру жаловаться”, отвечаю.

Иду в прокуратуру, общаюсь с дежурным сотрудником, оставляю две письменные жалобы. Первая - на удаление с участка, невыдачу решения комиссии и неправомерные действия полиции. Вторая - на непринятие ТИК немедленного решения по моим жалобам. Пока сижу и пишу, в 16:45 звонят из ТИК, говорят, что приглашают меня на рассмотрение жалоб в 16:55. Говорю, что не могу явиться, прошу перенести - мне повторяют, что “приглашают меня в 16:55”. Ухожу из прокуратуры, поскольку все равно в ТИК не поспеваю, по дороге вижу избирательный участок, захожу, голосую по открепительному.

В ТИК получаю ответы, естественно, все отрицательные. Ответы все похожие - в моих действиях ТИК видит провокации, в действиях членов УИК нарушения законодательства не установлено. Два решения вообще один в один написаны, ссылаются на заявление гражданки А... (по-видимому, провокаторши), заявление члена комиссии с ПСГ. Ответы также составлены небрежно, в ответах чередуются номера участков 541 и 545. Получается, что меня удалили с участка 545 на основании заявлений, сделанных на участке 541!

Забрав ответы, выхожу из ТИК, около 17:35. Хочу зайти в фастфуд перекусить, потом в суд - попробовать обжаловать эти липовые ответы. Иду по улице Пролетарской в сторону станции. Прошел 300 метров, осталось 350 до станции. Светло, конец дня, центр города. Со спины набрасываются трое, валят на землю, пытаются оттащить в сторону. Я, разумеется, кричу, сопротивляюсь, прохожих все-таки достаточно, молодцы прохожие, пришли на помощь. Меня один раз бьют кулаком в зубы, разбивают губу, к счастью, легко. Ну еще на следующий день слегка похрамывал, т.к. ушиб бедро при падении. Нападавшие убегают, один из них произносит “Когда тебя удаляли ты нашему другу куртку порвал”. Спугнувшие нападавших прохожие бросаются вдогонку, потом один из них рассказывает, что один из нападавших вбежал в здание городской управы (там же ТИК находится). На вопрос - “Кто сюда сейчас забегал?” охранявшая управу милиция сказала, что никто не забегал. Свидетелей - прохожих было человек пять, имена и телефоны троих из них я записал.

Гипотеза о том, что в управе базируется какая-то группа гопников-бандитов весьма правдоподобна. За полчаса до меня пришедших писать жалобу в ТИК вытащили прямо из здания городской управы на улицу, избили, двоих из них отвезли на машине на край города, где высадили. Вот подробности от участницы этих событий. К тому же ночью в управе (и в декабре, и сейчас) ошиваются неизвестные люди в штатском, явно не похожие на сотрудников ТИК или управы, дружески общающиеся с полицией, их личности и цель пребывания в управе нам неизвестна.

Понятно, что тут уже не в суд идти, возвращаюсь на участок. Вернее, на крыльцо участка - внутрь войти запрещает тот самый капитан. Сообщаю, что на меня было совершено нападение - нет реакции (не мое дело, типа). Прошу вызвать оперативну.ю группу - говорит, чтобы я сам вызывал. Звоню в дежурную часть, вызываю оперативную группу УВД (в 17:56 это было, смотрю детализацию разговоров). Звоню на горячую линию “Гражданина наблюдателя”. Звоню на горячую линию “Общественной палаты”. Потом мне перезванивает мобильная группа “Наблюдателя”. Время уже - 18:45, оперативная группа УВД за 50 минут не приехала, вместе с мобильной группой “Наблюдателя” еду в УВД. Составляю заявление, получаю талон-подтверждение. Поэтому если пресс-служба УВД по Московской области говорит, что заявлений об избиении при выходе из ТИК не поступало - не верьте, у меня подтверждение на руках. Пока сижу в УВД приезжает юрист из первой мобильной группы, с которой я общался сразу после удаления, писать заявление об административном правонарушении (не про меня, другое нарушение).

Потом еду в больницу фиксировать повреждения. Тут возникают трудности - кровь на губах есть, а вот ран не видно - описывать нечего. Смываю кровь, все-таки какие-то ранки удается найти, так что есть, что описать. Одновременно в травмпункте встречаю другого активиста - у него было удостоверение прессы, его при этом вытолкал с участка сотрудник полиции, повредив при этом руку - рука перевязана.

Вместе возвращаемся в УВД, второй пострадавший пишет заявление, в УВД приезжает зам. начальника УВД с ними пообщаться. Один из перлов полицейских, услышанный в УВД - “Выборы - это хуже праздников”.

Тем временем из Реутова возвращается вторая мобильная группа. У них там тоже было приключение - на избирательном участке ошивался неизвестный им человек, крепкого телосложения, общавшийся с председателем УИК и представителями местных властей. В итоге этот человек подрался с наблюдателем, прямо на участке, при попустительстве полиции.

Заканчиваем дела в УВД, собираемся вместе, думаем, что делать. Время уже к 22 часам приближается. Решаем все вместе ехать в ТИК - я хочу подать жалобу на удаление с участка, но один в ТИК боюсь идти, тем более ночью. Вообще, совершенно непонятно, от кого в этом городе можно ждать защиты. Остальные хотят, вооружившись удостоверениями прессы, попробовать пройти в ТИК чтобы присутствовать при передаче протоколов.

По дороге в ТИК звонят, рассказывают, что Прохоров выступил по телевидению, рассказал про избиение его наблюдателей в Реутове и Железнодорожном. Сразу же - звонок мне - “Прохоров про вас говорил по ТВ”.

Приезжаем в управу-ТИК, нас, естественно, за проходную не пускают. Выходит зам. председателя ТИК, ему сообщают, что пресса хочет присутствовать при работе ТИК. Он отвечает, что ТИК... не работает! Ему задают вопрос - как так? А как же протоколы? Он отвечает, что протоколы будут привозить после полуночи, а сейчас ТИК не работает.

Ладно, чтобы заставить ТИК работать и проникнуть вместе с прессой в ТИК, пишу жалобу на свое удаление с участка. Разумеется, в жалобе пишу “Прошу рассмотреть мою жалобу немедленно и в моем присутствии”. Передаю жалобу зам. председателя, спрашиваю, когда меня позовут. Мне отвечают, разумеется, “ждите, вас пригласят”. Разумеется, ведь ТИК - не работает! Говорю, что жалоба в соответствии с ФЗ должна быть рассмотрена немедленно. Зам. председателя ТИК говорит, что в законе написано не “немедленно”, а “незамедительно”, то есть не сразу же после подачи, а когда у ТИК будет возможность это сделать. Достаю ФЗ, показываю, что в законе написано именно “немедленно”. Никакой реакции, разумеется.

Где-то до 23:00 сидим в ТИК. Туда же приезжает еще два наблюдателя, рассказывают про какой-то совершенно странный беспредел, о том, как десятка два гопников пытались штурмовать избирательный участок, чтобы "разобраться" с наблюдателями, которые ловили карусельщиков. Вот здесь подробности.

В 23 часа где-то начинают приезжать председатели УИК с протоколами. Звоним в ТИК, требуем пройти, получаем какие-то безумные ответы типа “Мы хотим присутствовать при процедуре передачи протоколов в ТИК - У нас нет никакой процедуры передачи протоколов в ТИК”, “К вам приехали председатели УИК - Никто к нам не приехал”. Становится понятно, что ждать от ТИК чего-либо бесполезно, нас туда не пустят.

Один из юристов вызывает оперативную группу УВД, приезжает оперативная группа со следователем, он оставляет пояснения о том, что он, сотрудник прессы, не был допущен в ТИК.

К нам же выходит неизвестный человек в штатском, не представляется, просит покинуть помещение управы. Кто это - непонятно, наверное, один из руководителей банды гопников. Имя не называет, должность не называет. Полиция спокойно смотрит. Я говорю - “Я подал жалобу в ТИК, мне сказали ждать. - Ждите в машинах. - У меня нет машины. - Ждите на улице”.

Понятно, что можно сопротивляться и бороться, но становится понятно, что делать сейчас в этом гадюшнике нечего, по крайней мере если нет с собой какого-либо лица, обладающего неприкосновенностью и нескольких настоящих телекамер. Уже проходит около часа с момента подачи моего заявления, меня не пригласили на рассмотрение жалобы. Решаем, что бороться дальше - бесполезно, что наша миссия окончена. В любом случае, помочь тем наблюдателям, которые остались на участках, мы не можем - после закрытия участков на них никого не пускают. Решаем разъехаться по домам.

О моей жалобе в ТИК - мне так и не позвонили и не пригласили на рассмотрение жалобы...

Результаты выборов на нашем участке по протоколам, которые были у наблюдателей - у Путина около 60%. В ТИКе этот же результат превратился в 66% - голоса отняли у Жириновского и Миронова, и еще просто так пририсовали. В ТИК ни одного наблюдателя и журналиста так и не пустили. То есть голоса бессовестно воруют на всех уровнях.

Относительно записи видео - да, у меня записан свой участок и ряд других участков. Но это - сотни часов записей, разобраться в них непросто. К тому же запись видео не допускается регламентом использования сайтом вебвыборы. Но я попробую найти интересные места и, возможно, выложу их. Но вряд ли раньше 9-10 марта.


И вот что меня удивляет - результат Путина по городу - 68% (по данным ТИК, естественно), на нашем участке - 66%. Причем участок - в центре города, много пенсионеров, явка - высокая (считать не получалось, но действительно людей было очень много), так что результат если и завышен, то несильно. Неужели, этот результат стоит всего этого безобразия?

Очевидно, что с точки зрения Чурова и прочих мой случай - это провокация, направленная на срыв выборов. В любом случае, все официальные документы избиркомов будут об этом свидетельствовать.

Subscribe

  • Почему Python должен быть первым языком программирования в школе?

    Сегодня писал ответ Нине Шумилиной из Твери, на вопрос о Python, как первом языке программирования в школе. Она цитировала Константина Полякова,…

  • Последние 12 лет жизни...

    Я практически перестал писать в ЖЖ, и читать френдленту тоже перестал. Основная моя активность - вконтакте. Там я пишу регулярно. Следующий текст…

  • Мое неучастие в выборах

    Друзья, я знаю, многие из вас активно участвовали в выборах, причем не только в качестве избирателей, но и в качестве наблюдателей и членов комиссии.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Почему Python должен быть первым языком программирования в школе?

    Сегодня писал ответ Нине Шумилиной из Твери, на вопрос о Python, как первом языке программирования в школе. Она цитировала Константина Полякова,…

  • Последние 12 лет жизни...

    Я практически перестал писать в ЖЖ, и читать френдленту тоже перестал. Основная моя активность - вконтакте. Там я пишу регулярно. Следующий текст…

  • Мое неучастие в выборах

    Друзья, я знаю, многие из вас активно участвовали в выборах, причем не только в качестве избирателей, но и в качестве наблюдателей и членов комиссии.…